Дело
Оюба
Титиева
СПЕЦПРОЕКТ ПРАВОЗАЩИТНОГО ЦЕНТРА «МЕМОРИАЛ»
В Чечне 9 января 2018 года был задержан,
а затем арестован руководитель грозненского представительства Правозащитного центра «Мемориал» Оюб Титиев. Его обвинили в хранении наркотиков и приговорили к четырем годам колонии. 21 июня 2019 года он был освобожден. Мы считаем, что дело против Оюба было сфабриковано, чтобы остановить его правозащитную работу.
Часть 1
Кто такой Оюб Титиев
Оюб Титиев — руководитель последней независимой правозащитной организации в Чечне — грозненского представительства Правозащитного центра «Мемориал», бывший школьный учитель.
Оюб Титиев возглавил «Мемориал» в республике после похищения и убийства правозащитницы Натальи Эстемировой. На тот момент в Чечне практически не осталось правозащитных организаций: все они прекратили деятельность, опасаясь за жизнь своих сотрудников. В Грозном остался лишь офис «Мемориала» и его руководитель — Оюб Титиев.

Ровно год назад, 9 января 2018 года, Оюба задержали. В его машине — машине человека, влюблённого в спорт, мусульманина без вредных привычек — якобы нашли наркотики. В настоящий момент он находится под арестом, идёт суд. Правозащитный центр «Мемориал» считает, что Оюб Титиев невиновен.

Его процесс ведёт судья Шалинского городского суда Мадина Зайнетдинова. Гособвинителями выступают прокурор Курчалоевского района Джабраил Ахматов и сотрудница республиканской прокуратуры Милана Байтаева. Защищают Оюба Титиева адвокаты Марина Дубровина, Пётр Заикин и Илья Новиков.
Оюб Титиев
Родился в 1957 году. Живёт в чеченском селе Курчалой. С 80-х Оюб работал школьным учителем физкультуры. Он создал одну из первых в Чечне детских секций бокса. Во время первой чеченской войны занимался помощью семьям в поиске погибших и пропавших без вести. Участвовал в гуманитарных проектах: помогал отстраивать школы в горных районах Чечни, находил для них учебники и оборудование. Занимался защитой мусульман, оказавшихся в заключении, от дискриминации.
Преследование правозащитников в Чечне
Незаконное преследование и нарушение прав любого человека – безусловное зло. Однако особое значение придаётся защите самих правозащитников, потому что давление на них открывает дорогу для массового и безнаказанного нарушения прав всех граждан.
Елена Милашина
Журналистка «Новой газеты»
Девять лет чеченский «Мемориал» работал с осознанием того, что убийство Наташи Эстемировой остаётся безнаказанным. По сравнению с этой страшной альтернативой суд над Оюбом Титиевым по сфабрикованному обвинению наименьшее зло, которое может случиться в Чечне с чеченцем, отстаивающим права человека. 9 января 2018 года Титиева могли убить. Но его оставили в живых и предъявили абсурдное обвинение, чтобы сломать, опозорить, дискредитировать Оюба и «Мемориал».

Но несмотря на то, что у этого судебного процесса очень предсказуемый конец, что приговор вынесен уже давно и вовсе не судьёй, которая играет в этом спектакле отведённую ей второстепенную роль, ни сломить и опозорить Оюба, ни дискредитировать «Мемориал» им не удалось.

Все эти годы только близкие коллеги знали о громадной роли Оюба в расследовании новых и новых преступлений режима Кадырова. Не только потому, что светиться было опасно. У Оюба такой характер — он никогда не жаждал общественного признания, потому что он свою работу понимал не как возможность реализоваться, а как возможность отдать свой долг. Это у чеченских властей принято, чтобы любая помощь людям не оставалась без публичной благодарности и восхваления. Настоящие верующие мусульмане помогают людям тихо. Оюб помог многим, возможно, сотням чеченцев. Но об этом никто бы никогда не узнал, если бы не этот суд. Как только чеченская власть сделала своей мишенью человека, который давно заслужив самое высокое мировое признание, намеренно оставался все эти годы в тени, заслуги Оюба были признаны в полной мере. Все награды, которые Оюб получил в этом году, не просто нашли своего героя. Произошло ровно обратное тому, чего хотели достичь этим инквизиторским процессом его заказчики.

Мир узнал об Оюбе Титиеве, причислив его к лучшим представителям чеченского и российского народа. И с этим фактом никакой приговор по абсурдному делу уже ничего не сможет сделать.
Часть 2
Как создавалось дело
Два задержания, разные экспертизы и неудачное опознание
В первый после новогодних каникул рабочий день, 9 января, Оюб выехал из дома на работу. На окраине села люди в зелёной камуфляжной форме с нашивками «ГБР» (группа быстрого реагирования) остановили его машину. В тот день, как позже расскажет один из односельчан, такие группы стояли на всех выездах из Курчалоя. Внимание Оюба отвлекли, после чего под передним пассажирским сиденьем и на резиновом коврике «нашли» 200 грамм марихуаны.
Два задержания
Титиева отвезли в отдел полиции Курчалоевского района. Начальник уголовного розыска Дени Джабраилов стал требовать от правозащитника признательных показаний. Он угрожал, что иначе против сына Оюба будет возбуждено уголовное дело. Титиев отказался и заметил, что его задержание было незаконным. «Хочешь по закону – будет по закону», — по словам Оюба, так ответил ему Джабраилов. Титиева заставили в сопровождении сотрудника полиции вернуться на место происшествия, где инсценировали новое задержание – с участием сотрудников ДПС, понятых и следственной группы. Теперь Оюба остановили якобы за то, что у него не горел ближний свет. Наркотики «нашли» второй раз – в тех же местах.
Образцы для исследования
В тот же день с Титиевым провели следственные действия: получили смывы с рук и срезы ногтей, также его возили в наркодиспансер.

Вечером в отношении правозащитника возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 228 Уголовного кодекса РФ («Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотиков»). Оюба поместили в изолятор временного содержания (ИВС) «Шалинский».
Волосы
10 января Оюба вновь доставили в курчалоевское ОМВД и стали требовать признаний. Он отказался. Тогда пригласили новых сотрудников. Они усадили Оюба на стул, сковали руки за спиной наручниками, плотно заклеили рот скотчем. Снова стали требовать признаний. Оюб не стал себя оговаривать. Вскоре в кабинет зашел еще один сотрудник, начал ругаться на остальных, потребовал развязать Титиева. Скотч сдирали с головы Оюба вместе с волосами: эту полоску клейкой ленты с генетическим материалом Титиева приклеят к пакету с наркотиками, изъятому из его машины. В суде Оюб скажет, что демонстративная подготовка к предполагаемым пыткам – это разыгранный спектакль, целью которого было получение его волос.
Силовики в доме Титиева
В тот же день силовики ворвались в дом Титиева в Курчалое. В доме были только женщины. Силовики потребовали привести брата и сына Оюба Якуба и Бекхана, угрожали. Позднее жена и дети правозащитника покинули Чечню.

10 января 2018 года Оюбу Титиеву предъявили обвинение.
Часть 3
Что не так в деле Оюба Титиева
В материалах дела есть нестыковки, процессуальные нарушения и грубые ошибки при составлении документов. Например, под следственными документами – визуально совершенно одинаковые подписи, якобы принадлежащие разным людям. Осталось невыясненным ни следствием, ни при допросе свидетеля в суде, как полицейский мог увидеть с улицы (как он утверждает) пакет с наркотиком под сиденьем автомобиля. Не удалось также установить, куда делись пропавшие вещи Титиева, в том числе — несколько телефонов, травматический пистолет, документы. Вопросов по делу у защиты было и остаётся множество.
В машине Оюба якобы нашли пакет с наркотиком
Впервые пакет с наркотиком «нашли» в машине Оюба люди в зелёной камуфляжной форме с нашивками «ГБР». При этом находка не была зафиксирована должным образом, например, отсутствовали понятые. Потом было повторно инсценировано задержание – уже с понятыми. Пакет всё это время оставался в машине. Видеозаписи с камер наблюдения отдела полиции, куда дважды доставляли Оюба, могли бы доказать «двойное» задержание, но, несмотря на требования адвокатов, их не изъяли. Позже стало известно, что в тот день камеры не работали.
Титиев обращался в Следственный комитет с заявлением о том, что ему подбросили наркотики. Это заявление так и не было серьёзно проверено.
Сломались сразу все видеокамеры
Защита не смогла получить записи за 9 января ни с одной видеокамеры. Не работали камеры в РОВД, на административных зданиях и банках. Не работали видеорегистраторы в машинах, которые были на месте происшествия.
Следы наркотика обнаружили только на смывах с ладоней
Во время проведения следственных действий к Оюбу не допустили адвоката.

Экспертиза показала, что на ногтях Титиева следов наркотиков нет, но они были обнаружены на смывах с ладоней. Срезы ногтей подменять опасно – анализ ДНК сразу покажет, кому они принадлежат. Со смывами «работать» проще. Перед тем, как запечатать конверт с образцами, Титиева вывели из комнаты следователя. Вероятно, пока Оюба не было в кабинете, ватные тампоны с образцом подменили или нанесли на них вещество с наркотиком. Судебно-наркологическая экспертиза самого Оюба, проведённая в наркодиспансере, показала, что в его организме наркотиков нет.

Свидетель обвинения Басханов дважды судим за наркотики
Амади Басханов – единственный свидетель того, что Титиев якобы курил анашу днём в центре Грозного в конце ноября – начале декабря 2017 года. Однако сам свидетель с 19 октября по 14 декабря находился в федеральном розыске, поскольку, нарушив режим условного приговора, уезжал в другой город. Свидетеля дважды привлекали к уголовной ответственности за незаконный оборот наркотиков (в 2015 и 2016 годах), но он ни разу не получил реального тюремного срока. Это поразительный случай для Чечни. Защита Титиева уверена, что Басханов сотрудничает со следствием.

По версии следствия, Басханов «случайно» увидел в телефоне у попутчика по маршрутному такси фото арестованного Оюба. Он вспомнил, что уже дважды видел в Грозном этого незнакомого мужчину: якобы тот курил и от него шёл запах анаши. В тот же день Басханов «случайно» встретил замначальника следственного управления ОМВД по Грозному Ризвана Сулейманова (который в прошлом задерживал его самого с коноплёй) и рассказал ему об этом. Сулейманов «случайно» встретил в тот же день троих знакомых оперативников, работавших по делу Оюба, и передал им рассказ Басханова. Всё это происходило 9 января, в день задержания Оюба.

В конце января следователь назначил очную ставку между Басхановым и Титиевым. Басханов вёл себя как человек, находящийся в состоянии наркотического опьянения: зрачки у него были расширены, реакция замедлена. А главное – он не смог узнать Титиева. Этот результат опознания следователь Агабеков зафиксировал должным образом. Ни у кого из участников следственного действия возражений не было. На следующий день следователя перевели в ранг свидетеля. Во время очной ставки он сказал, что по его вине протокол был оформлен неправильно, а Басханов на самом деле опознал Оюба. На очную ставку Агабеков пришёл с огромной гематомой на лице.

В суде Оюб расскажет, что в новогодние праздники, 4 января, он заезжал в офис «Мемориала» (под офис арендовали квартиру в обычном доме в центра Грозного). На лестничной клетке между вторым и третьим этажами стоял мужчина, вокруг него было накидано много окурков. Мужчина внимательно посмотрел Оюбу в лицо. Как его зовут и почему он так пристально смотрел, будто пытаясь запомнить, Оюб тогда не знал. Это был Амади Басханов.

В суде над Оюбом Басханов выглядел как человек, находящийся под воздействием наркотиков. В середине допроса обратился к переводчице по-чеченски: «Скажите им, чтобы меня отпустили, мне очень плохо. Я весь вспотел, я сейчас упаду!» По словам присутствовавших в суде, в перерыве он сразу отправился в туалет, после чего сидел во дворе на лавочке и было видно, как его трясёт. Затем он неожиданно быстро пришёл в себя и бодро продолжил давать показания. Судья отказалась отправлять его на освидетельствование на предмет употребления наркотиков.
Свидетели обвинения из полиции
Кроме Басханова, обвинение вызвало в суд 61 полицейского из курчалоевского ОМВД. Большинство не имеют никакого отношения к делу. Их показания одинаковы и лаконичны.
Удалённые фото с формой ГБР
По словам полицейских, никто не носит зелёную камуфляжную форму с нашивками «ГБР», носят только синюю – официальную форму полиции (в ней большинство из них приходили в суд). Также они не видели служебных автомашин, раскрашенных в камуфляж. Однако в аккаунтах соцсетей свидетелей опубликовано множество фотографий, на которых они несут службу в форме «ГБР».

Начальник курчалоевского ОМВД Рустам Агуев регулярно публиковал в своём Instagram видеозаписи, на которых сотрудники его отдела в камуфляже с надписью «ГБР» несут службу на машинах с такой же надписью. Впоследствии он удалил их, но остались сохранённые копии. Когда адвокаты спросили инспектора мобильного взвода в курчалоевском ОМВД Мусипа Мадарова про снимки из его Instagram в форме «ГБР» (позднее он их удалил), он заявил, что надевал такую форму только дома, а на службу – лишь однажды. Сотрудник ГИБДД Алихан Гараев, старший группы, задержавшей Оюба во второй раз, также удалил из своего Instagram коллаж с коллегами в камуфляже и своё фото с начальником ОМВД на фоне служебной стоянки, где видны окрашенные в камуфляж машины. В официальных источниках Чечни также обнаружились свидетельства того, что группа быстрого реагирования существует вполне легально в рамках МВД республики. В материалах дела есть документ из ОМВД, подтверждающий наличие у них камуфлированных машин.
Одинаковые показания
На большинство других вопросов полицейские отвечали «не знаю», «не помню», «спросите у начальства».
Допросы на закрытых заседаниях
Семь полицейских, имеющих непосредственное отношение к фальсификации дела, были допрошены судом на закрытых заседаниях по соображениям «безопасности». Защите так и не удалось получить внятного ответа на вопрос, чем вызваны опасения за их безопасность и чем они отличаются от остальных свидетелей-полицейских. Возможно, это было сделано, чтобы скрыть от общественности очевидные нестыковки в их показаниях. Поскольку адвокаты находятся под подпиской о неразглашении, мы не можем узнать, что эти свидетели говорили в суде.
Свидетели защиты
На суде в защиту Титиева выступили множество людей. Это, прежде всего, люди, знающие Оюба много лет или работавшие с ним. Это знакомые, соседи, односельчане. Показания их схожи: Оюб - глубоко порядочный человек и образцовый мусульманин, соблюдает все обычаи ислама, не пьёт, не курит, постоянно занимается спортом, обвинять его в употреблении наркотиков – абсурд.
Усман Юсупов
Житель села Майртуп, друг Оюба. Знакомы больше десяти лет
– Без ложной скромности Оюба ставлю на первое место, хотя знаю много разных людей. Он очень религиозный человек. Если время молитвы наставало в пути, он останавливался и искал место для молитвы. При этом не выпячивал свою набожность. Он придерживался здорового образа жизни, заразил этим и меня. Каждый вечер ходили вместе в спортзал – штанга, гантели, бег. Планировали с ним покорить гору Монблан в этому году, поэтому усиленно тренировались. Его обвиняют в самом невероятном, что можно было представить. Оюб и наркотики просто несовместимы. Я бы прошёл многокилометровый путь, чтобы посмотреть на человека, который поверит в это обвинение.
Султан Дашаев
Знает Оюба с малых лет, общался с его родителями, был знаком с дедушкой
– Оюб никогда не пил алкоголь, не курил, был общительным, ходил в мечеть. Даю ему абсолютно положительную характеристику. Ни один человек из нашего населённого пункта не может ему сказать, что он совершал грубые ошибки. Как он сюда к вам попал [в суд], не знаю.
Салам Дашаев
Житель Курчалоя, знает Оюба с рождения
– Оюб всегда боролся за правду. Такая у него болезнь. Дисциплинированный парень, не курит, не пьёт, спортом занимается.
Сайд-Эми Сулейманов
Сосед Титиева, знаком с ним с детства
– Мы начали тренироваться в Аргуне в 1976 году. Через четыре года я стал тренером по боксу, вскоре Оюб тоже туда пришел. Когда я куда-то уезжал, Оюб меня заменял. Оюб верующий человек, даже на тренировках молился, всегда помогал людям, он не способен на ложь.
Нажмуди Джабихаджиев
Житель Курчалоя, знаком с Оюбом с малых лет, часто бывали друг у друга в гостях
– Оюб никогда не дружил с курящими и пьющими. Он религиозный человек, постоянно бывал в мечетях, если кому надо помочь помогал. Ходил в мечеть на пятничные молитвы, заставлял это делать и меня. Много занимался спортом. Предлагал мне к нему присоединиться, но у меня не тот возраст.
Саидахмет Кадыров
Житель Курчалоя, друг Оюба, знаком с ним больше 30 лет
– Оюб порядочный человек. Вместе с ним молились и держали пост, он очень верующий человек. Никто никогда не видел Оюба курящим. Он начал тренироваться в 5–6 лет и до сих пор продолжает.
Хусейн Габаев
Сосед Оюба, знаком с ним с детства
— Среди плохих отличить хорошего легко, а среди хороших лучшего сложно. Вот Оюб — лучший. Никогда не поверю, что Оюб имеет отношение к наркотикам. Жители села говорят, что его забрали ни за что.

Саид-Хусейн Саиев
Житель Курчалоя, сосед Оюба, знаком с ним с детства
— Сам я курю, но перед ним никогда не курил, хоть он и моложе меня. Он самый уважаемый человек на нашей улице, никогда не поверю, что у Оюба нашли наркотики — он ругал меня даже за сигареты.

Коллеги Оюба по правозащите в суде описали атаки на правозащитников
в Чечне, доказывая политический мотив этого уголовного дела. По их словам, Оюб не пил, не курил, постоянно занимался спортом.

Среди свидетелей защиты были: эксперт «Комитета против пыток Дмитрий Утукин, юрист Сергей Бабинец, руководитель программы «Горячие точки» ПЦ «Мемориал» Олег Орлов, руководитель дагестанского представительства «Мемориала» Сиражутдин Дациев и глава ингушского представительства Тимур Акиев, сотрудники (действующие и бывшие) Комитета «Гражданское содействие» — Елена Буртина, Людмила Гендель, Лейла Рогозина и Татевик Гукасян, руководитель проектов в «Центре документации имени Натальи Эстемировой» Станислав Дмитриевский.
Таус Серганова
Журналистка
Суд над Оюбом Титиевым, по мнению многих, кто на нём присутствовал, – это фарс, в котором кто вынужденно, а кто-то вполне добровольно принимает участие. Но правда в нём тоже присутствует. Просто она находится за решеткой. В металлической клетке. Под крепкой охраной. Пока. Этот процесс очень явно и многократно показал (и доказал), что Добро и Зло находятся на тех местах, которые им Всевышний определил в человеческом мире. Попытки поменять их «расположение» или выдать одно за другое оказались безуспешны с самого начала. Оюб Титиев относится к той категории людей, с которыми невозможно договориться по этому поводу.

Часть 4
Кто поддержал Оюба Титиева
В поддержку Оюба Титиева и Правозащитного центра «Мемориал» выступили тысячи людей во всем мире: активисты, правозащитники, журналисты и политики. Оюб получил несколько международных премий.
Что говорят журналисты, писавшие про дело Оюба
Как закончилось дело Оюба Титиева
18 марта 2019 года Шалинский городской суд приговорил Титиева к четырем годам колонии-поселения. Судья Мадина Зайнетдинова смягчила категорию преступления, которое вменили Титиеву, с тяжкого на средней тяжести. Это позволило правозащитнику ходатайствовать об условно-досрочном освобождении (УДО) уже в мае — когда он отбыл треть срока (засчитывались все дни, которые он провел в СИЗО с момента ареста, 11 января 2018 года). Титиев не стал обжаловать приговор, и 15 мая адвокаты передали его ходатайство об УДО в суд. 21 июня 2019 года Оюб Титиев вышел на свободу.
Как можно помочь Оюбу Титиеву
Сделайте
пожертвование
Вы можете оформить пожертвование правозащитному центру «Мемориал», в котором работает Оюб Титиев

Made on
Tilda